Гарри Бардин. Ожившие мелодии

27.04.2015

«… я против равнодушия…. Равнодушие погубит нас…»

Гарри Бардин

NCU57KhZrys 47XuTUyrd_g KxNMT_2LgOc PZmVhSlvggo TsxOGhdyPEk

Вышедшая в конце 2013 года работа Гарри Бардина «Три мелодии» — наверное, одна из первых анимационных картин, часть средств для которой была собрана в Интернете. История создания фильма непроста. Из-за болезни режиссер не смог закончить картину в срок. И тогда министерство культуры РФ наложило на него штрафные санкции. Когда новость об этом разнеслась по Интернету, зрители за короткое время собрали деньги не только для продолжения съемок картины, но и на уплату штрафа. Фильм был спасен.

Гарри Бардин – режиссер, который, кажется, мыслит музыкальными образами. Часто именно они – фундамент его фильмов. «Три мелодии» — три новеллы, в которых музыка является мощным «двигателем» действия, на ней построена драматургия картины.

Стержень первой новеллы – музыка «Элегии» Ж.Массне. Трепетная, страстная, невероятно живая. И, как жуткий, невероятный гротеск – сюжет. Встреча и зарождение любви современных юноши и девушки. Что может быть прекрасней? Да только юные герои больше напоминают роботов-инопланетян. Полюбив друг друга, они растаптывают свои плейеры с современной музыкой. Однако новая, подлинная Музыка, которая начинает звучать как символ их любви, превращается в фарс. Герои так же безжалостно и безучастно растаптывают все вокруг. Им чуждо то, что с такой силой выражает эта музыка. Элементарные символы культуры («воспоминание» о коляске с ребенком, движущейся по лестнице в «Броненосце Потемкине» Эйзенштейна, Джоконда и фрески Сикстинской капеллы), даже простое человеческое сочувствие этой паре попросту недоступно. Жлобство и равнодушие. Движутся, как терминаторы. Мир вокруг них серого цвета. Рядом гибнут люди, разбиваются машины, рушатся мосты, сходят с рельсов поезда, падают самолеты – все это они либо не замечают, либо смотрят спокойно и с интересом – зрелище ведь! Жлобство энергичное, ради своей выгоды готовое попрать все (вспоминается мандельштамовское: «Не остановят их седины старца белые, ни детский плач!»). И как итог – ядерный Апокалипсис — похоже, такой финал пророчит режиссер человечеству, отказавшемуся от сопереживания и отвергнувшему культуру. Ни любовь, ни музыка ему не помогут.
(…Сейчас много спорят о фильме «Левиафан» А.Звягинцева, который удивительно точно передает «дух времени», интонацию эпохи. Но «Элегия» Бардина передает ее ничуть не хуже. Боюсь, что «диагноз», поставленный нам режиссером –- верен…)

Вторая новелла – «Исход» – рассказывает о «бегстве посуды». “Let my people go”, Луи Армстронг. Очень изящная метафора. В темной кухне хозяйственная утварь покидает свои места, разбиваясь, ломаясь, но приходя на помощь друг другу. Ей почему-то обязательно нужно уйти отсюда. Даже разбитой. И тут-то, в противовес предыдущей новелле, где люди вели себя как вещи, «неодушевленные» предметы проявляют чисто человеческие качества, помогая, поддерживая, спасая друг друга. В конце, сложив из целых и поломанных предметов портрет Армстронга, посуда «уходит» из кухни. Из темноты к свету. Взаимовыручка победила.

Третья новелла – «Рондо» – философская притча на музыку «Интродукции и Рондо каприччиозо» К. Сен-Санса. «Рондо» в переводе с итальянского – «круг». И этот «круг» связывает все события новеллы. Символ текущего времени – песочные часы – начинает и замыкает действие. Человеческая жизнь от рождения до смерти, чтобы затем родиться вновь… «Рондо каприччиозо» – блестящее произведение Сен-Санса – открывается новыми сторонами, ранее мы их и не замечали…

Удивительно точно соединяется музыка с сюжетом притчи. Вот начало «Интродукции»: кто бы еще так связал эти звуки с малышом, который пытается подняться, но все время падает? Сама гордая и активная тема рондо как «пламенный мотор» дает импульс движения каждому новому периоду человеческой жизни: маленький ребенок, юноша-подросток, взрослый. Даже последнее проведение темы – Старость – невероятно совпало с замыслом самого Сен-Санса: поскольку сил у человека уже мало, тему вместо скрипки играет оркестр, а скрипка исполняет мелодические фигурации (я бы назвала их условно «темой хлопот» – в предыдущих кадрах режиссер связывает такие фигурации с маневрированием человека с детской коляской). «Надмирность» героев подчеркивается цветом: их фигуры – белые, подобно «ожившим скульптурам» (по определению Гарри Бардина) – для сравнения, абсолютно «живые» юноша и девушка из первой новеллы выглядят максимально «натурально» и красочно, как только могут выглядеть персонажи мультфильма, на шее у девушки даже видна татуировка. И, тем не менее, именно герои «Рондо» кажутся реальными, у них выразительные, страдающие человеческие лица. Все, что мы видим в новелле, подготавливает нас к «высокому финалу» – так заканчивается человеческая жизнь, хотя, в высшем смысле и не заканчивается…

Но… тут музыка Сен-Санса «сослужила плохую службу» фильму. Дело в том, что эта «роскошная» музыка – невероятно «земная», она не может «подняться в стратосферу», потому что «обречена» царить здесь, на земле. Это не Бах. «Пространство белой линии» в «Сказке сказок» Норштейна в огромной степени так эмоционально воздействует на зрителя, потому что связано с баховской прелюдией (и попробуйте там выключить звук!). Поэтому, несмотря на филигранное сочетание движения героев на экране и музыки, на блестящую идею и замечательные находки, катарсис не наступает – музыка не позволяет. В этом отличие «Рондо» от моего любимого фильма Гарри Бардина – «Адажио», где музыка Альбинони, трагическая сама по себе, связываясь с художественным образом, подчиняет его себе полностью. Мы «предчувствуем» трагедию уже с самого начала. (Еще один фильм Бардина – «Конфликт» – «соотнесен» с музыкой «Адажио» Марчелло. И поэтому ужасная, глупая, непонятно зачем развязанная война «видится» нами издалека. Мы поражены, но не потрясены. «Адажио» Марчелло – музыка чистилища).
Все сказанное вовсе не отменяет эмоционального воздействия «Рондо». Просто используя эту музыку целиком, так, как она написана (за исключением небольшой паузы, продиктованной сюжетом), нельзя достичь того, что, мне кажется, задумывалось автором. Сен-Санс, автор «Танца смерти», столько раз процитированного в мультипликации – от «Пляски скелетов» Диснея, до «Малыша и Карлсона» – воспринимается немножко «демонически». Его музыка, использованная «без купюр» не очень сочетается с «высоким штилем» притчи. (Однако, справедливости ради, следует сказать: не только «божественное звучание» Баха или Моцарта может «поднять» фильм. Например, сделав лейт-темой вполне «земную» музыку «Дунайских волн» И. Ивановичи, Михаэль Дюдок де Витт в мультфильме «Отец и дочь» добивается потрясающего эффекта. Невозможно без волнения смотреть эту картину. Но музыка Ивановичи звучит только в драматургически строго выверенных местах картины. В остальном — звуковое сопровождение – неяркое, прекрасно передает состояние тоски, ожидания…).

И, возвращаясь к трем новеллам Гарри Бардина, хочу порадоваться, что автор – не пессимист. Думаю, не случайно они выстроены именно в таком порядке. От предрекания грядущей катастрофы, через взаимопомощь и взаимовыручку – к сложной, но счастливой человеческой жизни. Бардин не разламывает песочные часы, а переворачивает их. Надежда все-таки есть…

Автор статьи: Алла Брискман

  • http://1tvs.com.ua/articles/intervyu-s-alekseem-horoshko/ »
  • http://1tvs.com.ua/articles/nashi-prepodavateli-o-raznom/«

Контакты

Когда звонить

в будние дни с 09:00 до 22:00
в выходные с 12:00 до 21:00

Приемная комиссия:
(+38 044) 227-42-10
(+38 044) 229-75-35
+38 063 298 68 38
Текущие учебные вопросы:
(+38 044) 229-75-35
+380 50 690 95 59

Схема учебного года и каникул

Куда приехать

Киев, ст. м. Житомирская,
ул. Львовская, 23, Университет
"Украина", корпус 2, 6 эт.

Карта проезда

Общежитие Иногородним

Сообщества

facebook Вконтакте

Расписание Большое